Вы здесь: МАИ.Экслер.ру > Публикации > Интервью > Владислав Бородулин
Форум (пользователей: ) mai@exler.ru | Редакция вступает в переписку по своему усмотрению. Гостевая книга
МАИ.Экслер.ру — студенческая энциклопедия МАИ. Проповедуем то, что исповедуем. ;-)
МАИ твоими глазами
Публикации
Владислав Бородулин: «У меня до сих пор нет московской прописки»
 [11.3.2004]
Антон Петров, МАИ.Экслер.ру
Фото: Антон Петров, МАИ.Экслер.ру

Владислав Бородулин
С момента появления первой отечественной интернет-газеты Газета.Ru прошло четыре года. Вот уже три с половиной года ей руководит выпускник второго факультета Владислав Бородулин. Родившийся в Казахской ССР, поступивший в МАИ, Владислав мимо «Энергомаша», через ИД «КоммерсантЪ» пришёл в интернет-СМИ, где под его началом набирает обороты самая популярная в России электронная газета.

— Почему вы выбрали именно МАИ? Из-за чего? По территориальному признаку? Наследственность?

Нет-нет. Никакого территориального признака — я из Казахстана. Вот, хотел звёздные корабли строить. И выбрал.

Вот, в сентябре 2003 года первый раз побывал на маёвском аэродроме Алферьево под Волоколамском. Мы праздновали день рождения Газеты.Ru, и я вывез туда сотрудников. Мы арендовали Ан-2, Як-18, Як-52, устроили такой авиационно-спортивный праздник. Люди полетали, полредакции прыгали с парашютом, человекам пятнадцати удалось слетать на вполне себе взрослый пилотаж на Як-52, с перегрузками до 4 g. Сколько-то людей полетало на планёрах… Хорошо отдохнули. Когда есть возможность съездить на космодром или на базу, я всегда использую служебное положение и езжу.

— Вы поступили в 1985 году. Каково было в общежитиях в то время? Чисто?

— Когда человек после школы поступает в институт и поселяется жить в общаге, первые два года всё ему в кайф. На бытовые неурядицы тогда не обращали внимания — всё это ерунда. С высоты теперешнего возраста они кажутся непереносимыми.

— Легко ли вам давалось обучение?

Да. Я учился в матшколе, поэтому было несложно. Я не стремился получить красный диплом. Что-то я пропускал, а то, что мне было интересно — термодинамика и гидродинамика — училось совершенно легко.

— В те времена преподаватели намекали на то, чтобы им давали взятки? Зарождалась ли в институте коррупция?

— Нет, тогда всё было очень невинно. Тогда коррупции не было, насколько я помню. По крайней мере, я точно ни разу не платил. Из нечестностей могу вспомнить, как я сдавал за одного парня экзамен, но это же совершенно невинно по сравнению с тем, что мне сейчас рассказывают студенты, которые у меня работают. Как таковой коррупции в институте не было.

— А студенты, которые у вас работают, они, в частности, и из МАИ тоже?

— Нет, маёвцев у меня нет. У меня в основном гуманитарные: МГИМО, РГГУ, МГУ.

— МАИ расшифровывается и как Московский алкогольный институт. Как обстояли дела в студенческой жизни с алкоголем?

Я и до сих пор этим не увлекаюсь. Пьянствовали, конечно. Ничего нового добавить к тому, что известно про студенческие гулянки, мне не удастся. Ничего экстраординарного я вспомнить не смогу. Всё находилось в рамках, всё было именно так, как себе представляется: затяжные пьянки, или преферанс, переходящий в пьянку, или наоборот.

— Вы застали «картошку», стройотряды?

Да, всё это ещё было. На картошке я пробыл около недели, потом, к счастью, быстренько заболел, и поэтому она прошла мимо меня. А на границе девяностых ездил в стройотряды.

Стройотряды были же не только средством зарабатывания денег, но ещё и продвинутой формой туризма. В моём случае это в большей степени носило форму туризма в силу того, что уже тогда началась дикая инфляция: то, что мы зарабатывали за лето, обесценивалось, когда мы возвращались в Москву.
Мы ездили в Анадырь, в чукотские посёлки.

— Чем вы там занимались?

— Основная часть людей в Анадыре занималась переработкой рыбы — кеты. Её ловили профессиональные рыбаки, привозили на рыбозавод, находящийся в двух километрах от города, и под руководством мастеров студенты её перерабатывали. Рыбу разрезают, если это рыба девочка — икру в одну сторону, если рыба-мальчик — молоки в другую. Саму рыбу засаливают. Там целый конвейер: часть людей режет рыбу, часть — бросает в гигантские бочки…

— То есть, получается, на самом деле вы ничего не строили?

Владислав БородулинНет-нет, это большая часть людей занималась переработкой рыбы, а часть людей строила. Ну что значит «строила»… Как обычно строят студенты? Что-то там штукатурили… Мы ездили в Канчалан, это семь часов на катере или час на вертолёте от Анадыря. Очень прикольно: посреди тундры на реке стоит какой-то забытый богом посёлок, там живут какие-то люди. И мы им, значит, строили какие-то дома.

Самое важное для нас — получить заказ, а уж умеем мы работать или нет — разберёмся по ходу дела. Было довольно смешно. Когда мы приехали, нам сказали: «Вот, ребята, дом, его нужно оштукатурить». Бригадир собрал нас и спросил: «Ну что, кто-нибудь умеет штукатурить?» — «Нет…» — «Ну, пойдём учиться».

Про нас пошла слава — как же, приехали строители из Москвы, специально строить нам дом! Весь посёлок сбегался смотреть, как мы работаем. А мы этот штукатурный насос первый раз видели. Он у нас тут же, в первый же день сломался, раствор подавали вёдрами. Местные тётки нам и говорят: «Ребята, вы из Москвы?» Мы говорим, да, из Москвы. «И что, — спрашивают, — специально приехали штукатурить?» — «Да нет, — отвечаем, — мы студенты». Они: «А, ну понятно, давайте мы вам поможем!»

— Вы бывали в маёвских лагерях отдыха, в Алуште?

Я так ни разу не сподобился туда выехать. Разумеется, я знал об их существовании, но для того, чтобы туда поехать, нужно было ходить в какие-то профкомы, а я их сторонился. Я сам вырос на море, поэтому мне достаточно было съездить домой, и я получал то же самое. Только в том виде, в каком я хочу, да ещё и в родных местах.

— Вы занимались каким-нибудь бизнесом во время обучения? Пытались подрабатывать?

— Конечно, пытались, но всё это совершенно блестяще провалилось. Бизнесмена из меня не получилось. Впрочем, была одна история, и я до сих пор себе кусаю локти, что не хватило у меня твёрдости и наглости.

В конце восьмидесятых появились первые кооперативы. И одновременно началась дружба с американцами, появились первые футболки с надписями типа “Los Angeles Univercity”… Они продавались на Рижском рынке это было такое культовое место.

Мы поехали на Рижский рынок, нашли довольно смешных таких дедушку с бабушкой из Каунаса, которые делали эти футболки. Даже по нынешним меркам они были вполне качественные, то есть надписи не смывались после первой стирки. Мы с ними договорились, что они либо будут нам их продавать, либо научат нас их делать, а наша задача состояла в том, чтобы клепать футболки с надписью «Московский авиационный институт».

Понятно, что футболки с символикой авиационного института нужно было продавать на территории МАИ. Для этого нужно было договориться, чтобы нам предоставили место. Я пошёл в деканат, там мне сказали: «Да нам-то всё равно, иди в партком». Я пошёл в партком. Партком дня три-четыре думал и потом сказал: «Нет, нам это не надо». И я не стал бороться за это. Вот она, моя небизнесменская сущность. А могло бы получиться красиво…

Разумеется, через полгода всё это уже само собой наладилось — «сувениркой» занялись местные комсомольцы или профсоюзные деятели.

— Помог ли вам институт в жизни? И конкретно то, что он оказался именно авиационным? Пригодилось ли вам высшее образование?

В 1992 году я защитил диплом, поехал в Химки, на Энергомаш, а там мне и говорят: «Всё очень хорошо, но у вас нет московской прописки. Всё, мы вас не возьмём». Поехал в Воронеж, в КБХА (Конструкторское бюро химавтоматики), там говорят: «Прекрасно, приезжайте, нам нужны специалисты, мы будем делать мясорубки». А мне хотелось строить звёздные корабли! Я вернулся в Москву и думаю: «Хорошо. Если я до сентября не найду здесь никакой работы, то уеду в Воронеж, буду делать мясорубки, может быть, потом когда-нибудь удастся построить и звёздные корабли».

Подходил к концу август. У меня оставалось несколько недель, чтобы принять решение — уезжать в Воронеж или не уезжать. И тут я наткнулся на объявление…

Владислав Бородулин Люди, издававшие старый еженедельный «Коммерсант», в какой-то момент решили делать ежедневную газету и набирали просто людей по объявлению. Чтобы произвести хотя бы минимальный уровень отсева — это была совершенно пустая формальность — нужно было заполнить какую-то анкету… А тогда в «Ъ» чуть ли не в каждой второй заметке встречалась фраза про экспертов: «Эксперты „Ъ“ считают», «Эксперты „Ъ“ полагают», «Эксперты „Ъ“ обнаружили»… И в анкете был вопрос: «Кем вы хотите быть?» Я, естественно, написал: «Экспертом». Кем ещё может человек быть?..

Вскоре вышла заметка об этом. Мол, к нам пришло столько-то людей, из них 90 % хотят быть экспертами, а нам нужны просто «ноги» — репортёры, которые будут бегать и приносить заметки. А экспертов мы как-нибудь сами найдём или вырастим из репортёров.

У меня хватило наглости заполнить ещё раз эту анкету. Но во второй раз я уже написал, что согласен абсолютно на любую работу. Уж не знаю, как там работали механизмы, кто там вытащил эту анкету, но мне перезвонили, и я пришёл на собеседование. Со мной беседовал Саша Перов. И первый вопрос, который он мне задал, был: «Какой факультет вы окончили?» Я ответил: «Второй». (Я так понимаю, что либо он сам окончил МАИ, либо был тесно связан с ним.) Мы побеседовали, и он говорит: «Хорошо. Всё, приходи, будем работать». Попал бы я на собеседование к Ксении Пономарёвой или к кому-либо ещё — может быть, на них это не произвело бы впечатления.

Я попал в отдел, где собрались в основном гуманитарии (историки, экономисты). И я был единственный с инженерным образованием. У меня был чуть-чуть другой взгляд на жизнь и, наверное, поэтому я там и остался. Вдали от звёздных кораблей.

Сыграло ли роль, что я окончил именно авиационный институт? Очевидным образом сыграло.

— Сначала же было желание строить звёздные корабли, а потом в результате вы подались в журналистику.

У меня не было возможности именно тогда, в 1992 году прийти куда-нибудь ещё и работать по специальности.

— Но переход от специальности к журналистике достаточно резкий.

— Безусловно, переход резкий. Но строителю звёздных кораблей — Энергомашу — была важна прописка. Это же было ещё постсоветское время. Тогда на все эти вопросы смотрели очень придирчиво, особенно в государственных предприятиях. Впрочем, я думаю, что и сейчас, если я пойду и попытаюсь устроиться на Энергомаш, то меня не возьмут, потому что у меня до сих пор нет московской прописки. Просто я этим вопросом не парюсь и счастливо живу.

У меня была склонность к написанию заметок. Да и идеалом для меня был Ярослав Голованов, который, будучи выпускником МВТУ, стал одним из самых известных русских журналистов.

— Что было в течение семи лет, которые вы провели в «Коммерсанте»?

— Было то, что я пришёл репортёром с улицы, а уходил с должности главного редактора еженедельного журнала «Коммерсант — власть».

— И потом сразу в ЮКОС?

В какой ЮКОС? В Газету.Ru.

— Но Газета.Ru — это разве не ЮКОСовское издание?

— Нет.

— А здание, в котором мы сейчас находимся, к ЮКОСу никакого отношения не имеет?

Мы платим за аренду столько денег… И чтобы нас ещё обвинять в том, что мы принадлежим ЮКОСу…

— Да не обвинять, а наоборот!

Владислав БородулинДа нет. Это просто такой бизнес-центр: здесь же находятся и Федерация интернет-образования, и мы, и «Сибинтек», и часть каких-то ещё независимых фирм. Здесь очень много посторонних арендаторов.

— То есть к ЮКОСу Газета.Ru никакого отношения не имеет, кроме того, что арендует здесь помещение?

Мы не принадлежим ЮКОСу. Это распространённый стереотип. Никто не удосуживается предоставить какие-то факты, которые доказывали бы это. Первое время я довольно агрессивно на всё это реагировал, но сейчас мне плевать.

— Что для вас МАИ — просто вуз или нечто большее? Место, где вы отучились шесть лет, или повод для ностальгии?

— Это шикарная штука! Когда это уместно, я всегда говорю, что окончил МАИ, и говорю с гордостью. Кстати, довольно много людей в этом здании имеют отношение к МАИ. Например, наш генеральный директор выпускник факультета № 7. Много людей окончило МАИ из руководства «Сибинтека» — наших соседей-арендаторов. Все мои друзья, с которыми мы обязательно встречаемся раз в квартал и ездим на дачу пить портвейн — они все тоже окончили МАИ. Это не мои одногруппники и даже однокурсники, все они с разных факультетов и разных годов выпуска.

— Владислав, больше спасибо за уделённое время.

— Пожалуйста. Передавайте всем привет, а особенно — любимой Зое Ивановне!

Обсудить статью в форуме.


К оглавлению раздела «Публикации»


 Продано! ;-)
Представительский маёвский значок безупречного качества. Номерной. Маленький, аккуратный. Высота 12 мм. Значок МАИ
 Форум МАИ.Экслер.ру  (пользователей: )
Имя пользователя:
Пароль:
 Эмблема МАИ
 Коллеги
Студенческие сайты других вузов
 О нас пишут
  • Алекс Экслер, 11.02.2004
  • Русский журнал, 22.02.2004
  • «Сачок» (студенческая газета), № 3 (14), март 2004
  • Журнал Chip: «Мои университеты», № 6 (38), июнь 2004
  • МАИ.Экслер.ру — лауреат Московского молодежного конкурса «Виктория» в номинациях «Лучший в бизнесе, лучший в профессии» (2004) и «Молодежный брэнд года» (2005).
  • МАИ.Экслер.ру — лауреат Московского фестиваля студенческого творчества «Фестос» в номинации «Вузовская пресса — лучший студенческий сайт» (2005).
  •  Подпишись на «Новости МАИ.Экслер.ру»!
    Время от времени:
  • новые описания преподов
  • новые объявления
  • анонсы
  • и др.

  • Архив выпусков...
  •  Симпатии
     Нас сосчитали

    Rambler's Top100; с 5 мая 2003 г.
    Количество подписчиков рассылки «Новости МАИ.Экслер.ру»
    Яndex цитирования для МАИ.Экслер.ру